Кинофестиваль Pacific Meridian 2017. Бредли Лью и жюри ФИПРЕССИ. 6-я часть

Жюри FIPRESCI: Мы помешаны на кино и готовы ехать, куда угодно

Представители международной федерации кинопрессы объяснили журналистам, за что будут давать приз и в каком направлении, по их мнению, следует развиваться кинофестивалю «Меридианы Тихого».

Вектор пресс-конференции сразу задал модератор, программный директор кинофестиваля «Меридианы Тихого» Юрий Гончаров, спросив у членов жюри FIPRESCI, отмечали ли они взлет азиатского кино в последние десять лет. Как рассказала германский кинокритик Катарина Докхорн, азиатский кинематограф хорошо представлен на Берлинском кинофестивале, они показывают много азиатского кино, но не в широком прокате:

— Проблема в том, что мы не видим в широком прокате фильмов из других стран, например, из России в прокате будут только две картины: новый фильм Кончаловского и «Нелюбовь» Звягинцева, фильмы больше не путешествуют по миру, поэтому так важны фестивали.

Далее Катарина попробовала объяснить, с чем, по ее мнению, связан успех триумфаторов фестивалей двух последний лет женщин-режиссеров из Берлинской школы кино Валески Гризебах и Марен Адэ:

— Сегодня на режиссерских факультетах примерно половина девушек, 10-15 процентов из них потом снимают кино, но бюджеты их фильмов значительно меньше бюджетов фильмов, где режиссер – мужчина. Успех последних фильмов Валески и Марен, возможно в том, что они снимались одной кинокомпанией, которой управляет женщина.

Итальянский кинокритик Джованни Оттоне объяснил, что проблема сегодняшнего кинематографа – в стирании границ между жанрами: сегодня есть бесконечное количество примеров, когда документальное кино сливается с художественным, а прокатные мейнстримовские вещи содержат в себе серьезный авторский взгляд и режиссерский посыл, таковы, например, фильмы Такеши Китано, и таков фильм открытия «Меридианов» – «Карп отморожененый».

— Мы помешаны на кино, мы готовы ехать, куда ни позови, потому что заинтересованы в развитии независимого кино, - подчеркнул Джованни Оттоне. – Pacific Meridian очень интересен тем, что в его конкурсе представлено двадцать фильмов, два из них – из Латинской Америки, то есть вы не смотрите на Азию узко. На мой взгляд, развитие кинофестиваля может простираться в этом направлении.

Российский кинокритик Алена Сычева объяснила, за какие заслуги они планируют дать приз:

— Так как задача кинокритиков смотреть на два шага вперед, нежели обычные зрители, то приз мы присуждаем за развитие киноязыка. Нам важно видеть, в каком направлении развивается киноязык, причем речь не идет об обязательно экспериментальном или странном языке. Кино должно быть разным, можно ставить диагноз хорошее или плохое, с точки зрения профессионализма, но наша задача тоже найти и для себя что-то интересное.

Далее разговор сместился в сферу определения общих тенденций мировой киноидустрии. Джованни Оттоне посоветовал не искать единой обобщающей идеи, определяющей тематику киногода, объяснив, что любые обобщения – натянуты, так как критики на кинофестивале выбирают один программный фильм и объективной картины не складывается.

— Можно сказать, что мета-темой прошедшего Каннского фестиваля была семья и семейные ценности, но ведь семья, в принципе, всегда является центром интереса кинематографа, и в этом отношении, скорее, важны оттенки: антропологические, культурные, социальные. Например, фильм Шона Пенна «Последнее лицо»– это очень риторический фильм о боли, в противовес ему есть замечательные фильмы израильского режиссера-женщины, где тоже про боль женщины от потери сына. Казалось бы, фильмы на одну тему, но кардинально отличаются.

Джованни Оттоне подчеркнул, что «золотой век» итальянского кинематографа все же в прошлом – это 60-70-е годы ХХ века и связан он с именами Феллини и Пазолини.

— Сейчас у нас фильмов производится слишком много, они занимают примерно 25-30 процентов рынка, но это дешевые плохие комедии, очень карикатурные, очевидные, - посетовал Джованни. – Конечно, у нас есть Соррентино - наша основная надежда. Сегодня бурно развивается телевидение и сериалы, а этот формат больше по времени, чтобы рассказать историю.

Современные голливудские фильмы, имеющие многомиллионные бюджеты, по мнению Джованни, – это бесконечные ремейки, ни у продюсеров, ни у режиссеров не хватает смелости, чтобы рассказать что-то новое. А авторское кино теряют аудиторию, потому что современная молодежь росла на «Гарри Поттере» и «Властелине колец» и совсем не приучена к авторским фильмам.

Бредли Лью: Большую часть фильма про себя рок-звезда Пепе Смит проспал

Режиссер конкурсного фильма «Песни на кладбище» рассказал, каково ему было работать с главной звездой филлипинского рока и что музыкант ему сказал по поводу фильма.

Фильм «Песни на кладбище» - дебютная работа филлипинского режиссера - вошел в конкурсную программу кинофестиваля «Меридианы Тихого». Режиссер Бредли Лью и продюсер Бианка Бальбуэна представили этот фильм зрителям в воскресенье утром, а после ответили на вопросы журналистов.

— Бредли, почему из множества музыкантов вы выбрали этого героя?
— Я родился в Малайзии, переехал на Филиппины, чтобы заниматься кино. Когда я увидел первый фильм Бианки с участием Пепе Смита, я не знал кто это такой, я просто видел уставшего пожилого человека. Только после я узнал, что это легенда филиппинского рока. Я спросил у Пепе: из всех твоих песен, какая у тебя любимая о любви? Но Пепе пожал плечами и сказал, что не видит смысла в песнях о любви, что его песни и так делают людей счастливыми, секс наркотики рок-н-ролл — этого достаточно. И тогда я задался вопросом, а что было бы, если бы ему пришлось написать песню о любви и вот пофантазировал на эту тему.

- А как было подойти молодому режиссеру к рок-звезде, чтобы попросить его сняться в фильме?
— Чем дольше я узнал его, тем больше понимал, сколько в нем противоречий. Предполагается, что такая звезда будет купаться в роскоши, но это не так. За несколько месяцев до съемок он остался без дома, потому что его менеджеры его обманывали. Мы изучали легенды и реальность, так начал рождаться сценарий, где мы показали его не звездой, а человеком.

— Самая первая сцена, где мы видим Пепе Смита голым со спины – достаточно провокативна, вы так и планировали начать фильм или она родилась уже по ходу съемок?
— Эту сцену мы снимали самой последней. Мы долго уговаривали Пепе, потому что он не хотел, говорил: 50 лет назад я все б показал, а сейчас нет. Но она должна была быть в самом начале – это как заявление, что мы будем предельно искренни в своей истории. Я сразу решил снимать честно и просто, главное - чтобы интенция цены оставалась ясно выраженной. В какой-то момент я решил выбросить сценарий и следовать за главным героем честно, подлинно и правдиво. Меня иногда спрашивают: а почему Пепе так долго идет в сцене? Ну, ему 70, поэтому идет он так медленно. В общем, мы снимали одну сцену одним кадром и одним дублем.

— А коза, которая проходит под сценой, когда Пепе выступает, в самых первых кадрах – это так было задумано или она попала случайно?
— На каждом фестивале мне обязательно задают этот вопрос, а на некоторых – по два раза. Надо придумать уже какой-то новый ответ на этот вопрос. Вообще все животные в фильме – это части личности Пепе. Сначала он идет за этой милой козой (мы хотели, чтобы был олень, но на оленя не хватило денег), а когда он меняется, он идет по жизни с собакой.

— А что сказал Пепе Смит по поводу фильма?
— Он его смотрел в Венеции и я думаю, что какую-то часть фильма он не спал, потому что потом он меня спрашивал: а, так вот это и есть арт-хаус?

— Как вам, что фильм идет в 10 утра в воскресенье?
— Я очень счастлив. Это не простой фильм абсолютно для всех, но сегодня в 10 утра было ползала и все зрители остались для последующего обсуждения, и это самый большой подарок, который я мог получить на фестивале.

Продюсер фильма Бианка Бальбуэна, которая работала с известными филлипинскими режиссерами Лав Диасом и Брийанте Мендоса, рассказала, как добиться успеха в филлипинской киноиндустрии и почему она любит работать с молодыми режиссерами:

— Филиппинская индустрия кино очень живая, но продюсеров не так много, поэтому мне поступает много предложений от начинающих режиссеров на Фейсбук и имейлы. Обычно я читаю сценарий и если он меня пугает, я за это берусь. Индустрия кино – это индустрия адреналина и риска, и это того стоит. Мне нравится работать с молодежью – это всегда новый взгляд, новое видение. С Лав Диасом до съемок первого фильма мы несколько лет дружили, пили кофе и разговаривали, и только потом он мне дал почитать свой сценарий - амбициозный проект, фильм который длится восемь часов. С Брийанте Мендоса мы хорошие друзья. Мы делали вместе фильмы, хотя мне больше нравятся фильмы, где есть любовь, медитативное, рефлексивное кино, а в его фильмах мне часто не хватает воздуха. Успех – вещь относительная. У меня есть фильмы, успешные в мировом прокате, но не на Филиппинах. А недавно я продюсировала романтическую комедию, которая собрала большую кассу на Филиппинах, но продвинуть за рубеж ее оказалось нелегко. Когда я люблю фильм, я за него сражаюсь, и он находит свой канал.